Crossover: Amazing Adventures

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover: Amazing Adventures » Флэшбеки » 17.01 "Приобщиться к прекрасному"


17.01 "Приобщиться к прекрасному"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

«Приобщиться к прекрасному»
Персонажи: Сальери, Аксель, 11 Доктор, Клара.
Сюжет: Доктор решает продемонстрировать своей спутнице, что его старушка-ТАРДИС способна не только находить приключения на свою синюю лампочку, но и приносить пользу. Для этого он засылает ее в 18 век, на концерт великого Антонио Сальери. Но репутация машины-времени-заразившейся-от-гарри-поттера берет свое: Доктор замечает плачущих ангелов, которые только и ждут, когда в зале погаснет свет и публика затаит дыхание в ожидании прекрасного. Сможет ли таймлорд выпутаться из этой ситуации и удастся ли ему спасти гения и его друга, не нарушив при этом тысячу и один закон времени и пространства?
Очередь: 11-й Доктор, Клара, Сальери, Аксель.
Дата: 17.01.1789

+1

2

Простите я не удержался и решил написать пост первым.

- Я помню чудное мгновенье. Передо мной явилась ты, как мимолётное виденье, как гений чистой красоты.- нараспев читал стихи Пушкина среднего роста мужчина, яростно отбиваясь мухобойкой от жуткого кактуса-мутанта. Да, именно кактуса-мутанта и именно мухобойкой! Это же модно, это красиво, это молодёжно. И происходило всё это на борту Тардис, в том сокровенном уголке, где в глубине тёмных рощ и деревьев расположился сад Доктора, Повелителя Времени из синей будки. А вы думали, откуда кислород на его корабле? Сад являлся самой важной структурой для любого межгалактического средства передвижения. И, если вспомнить, что Доктор был самым эксцентричным из галлифрейцев, да и странников в космосе, сад внутри его капсулы времени должен был быть и вовсе феноменальным. Ан нет же, не был. Обычные деревья с планеты Земля, редкие экзотические растения с родной планеты и многое, многое другое. В конце-то концов, имел он право посидеть вот так просто, в тенёчке? Примерно это и делал Доктор, когда обнаружил, что привезённый им с планеты Арус кактус мутировал в нечто невразумительное и решил сожрать все бананы. Банановые коктейли оказались под угрозой! Пришлось взять мухобойку, ибо лопаточки уже не было под рукой. С немыслимым трудом, Доктор сдерживал нападки оголтелого кактуса, постепенно отгоняя его обратно в тот кусок земли, откуда он вылез. Ещё чуть-чуть, ещё чуть-чуть, и вот, удар мухобойки отбросил прочь кактус, заставив его рухнуть в землю по самый пояс. Резкий разворот на каблуках, Повелитель Времени безошибочно опустил руку на небольшой и изящный рычажок с пимпочкой, стремительно нажав на неё. Раздался хорошо знакомый звук слива унитаза, земля вокруг мутанта закружилась, аккуратно опуская его ниже уровня собственных плеч. Снаружи осталась торчать только макушка, спокойная и равнодушная.
- Я же говорил, простая мутация пятого уровня, всего-то кактус! Как сейчас помню, бился точно с таким же у Сальери. Хорошо хоть ёлку не посадил. Или яблоко с ананасом. Тогда бы нас ничто не спасло.- хмыкнув, Док откинул прочь своё лёгкое оружие, поудобнее схватив клюшку для крикета и ударив ей по шарику, отправив далеко-далеко за пятую лунку третьего футбольного поля. Далеко ушёл! А так лень идти. Нет, всё-таки спорт - это не его стихия. И, судя по увядшему бансаю, выращивание карликовых деревьев - тоже. Следовало посвятить себя чему-то крайне простому. Внезапно, Док ударил себя по лбу, поняв, чего ему не хватало. Приключений! Он был хорош именно в безвыходных ситуациях, когда на кону - судьба всей галактики. А то и больше. Тогда нам необходимо найти такую ситуацию. С этими мыслями, галлифреец подбежал к небольшому пустому пруду для уток, стремительно прыгнув в него. Раздался знакомый звук слива.- Джеронимо!- с криком на устах, Доктор полетел по гигантской трубе, абсолютно сухой, но весьма удобной, куда-то близко-близко к центру управления Тардис. Американские горки в узком пространстве, ну разве не прикольно?!
В потолке над панелью управления Тардис одна из круглых деталей интерьера отъехала в сторону. Из тёмного отверстия послышался громкий шуррррх, а после и громкий смех Доктора. Секунда, и он вылетел из отверстия вниз, на нижний ярус комнаты управления, прямо на батут, и, оттолкнувшись от батута, приземлился прямо на надувной матрас, подбросивший его ввысь, к самому пульту его красавицы-Тардис, прямо на ноги. Вот такая вот гимнастика. Бросив внимательные взгляды, принюхавшись и попробовав воздух языком, искатель приключений сразу понял, что на горизонте появились неприятности в виде Клары, рискнувшей ещё раз приготовить своё суфле. Да сохранят его боги Мейзаламы от нового кошмара в микроволновке! Хлопнув в ладоши, Доктор подскочил к клавишам, кнопочкам, ко всем этим милым переключателям и красивым красным кнопкам. Стремительно набирать одной рукой странную последовательность на клавиатуре, другой вовсю бить по звонку, ногой поднимать рубильник, а с помощью языка и зубов пытаться похрустеть печеньками. Прямо-таки нарасхват! Примерно в такой позе его и могла застать Невозможная девчонка, но пока что галлифрейцу было всё равно, он вовсю увлёкся пилотированием своей красавицы.
- Нас ждёт веселье! Хватит унылости двадцать первого века. Скучное столетие, отсутствие сбалансированного питания, всякие Смауги летают на реактивной тяге,- Доктор повернулся на каблуках и чуть согнулся в поясе, с улыбкой указывая прямо на появившуюся свою спутницу,- теперь мы отправляемся в далёкое-далёкое прошлое, во времена воителей, варваров и королей, когда Амора не пыталась меня соблазнить, а Спок не выщипал брови! Мы отправляемся в далёкий век под названием минус-один! А если точнее - мы навестим моего старого друга Сальери, который грешил интимным общением с кактусами. Прощай, двадцать первый век. Привет, пространство-время. Джеронимо!- Тардис загромыхала, резкий рывок едва не отбросил Доктора на перила, но он успел вцепиться руками в пульт управления. Под весёлый смех инопланетянина, божественные звуки Тардис и порядочный аккомпанемент старой-доброй музыки Сальери, которая лилась из запущенного ранее Доктором проигрывателя на панели управления, капсула времени летела по вихрю времени далеко-далеко вперёд. Вернее, назад, но кого это волнует! Ведь лилась музыка, шаталась вовсю Тардис, а божественный им звук проникал во все ткани мироздания.
В отличие от предыдущих их раз, Доктор приземлился весьма и весьма мягко. Никакого грохота, никаких громыханий, обычная и спокойная посадка. Весьма милая. Синяя будка просто появилась, сверкая недавно покрашенными боками, и ярко сиял на её крыше фонарик. С мягким скрипом раскрылись двери, выпуская наружу Доктора, уже одетого в своё любимое викторианское пальто. Оглядевшись по сторонам, Док довольно всплеснул руками, явно наслаждаясь открывшейся перед ним картиной. Последнее десятилетие восемнадцатого века, первое января и могучий снежок, мягко опускавшийся с небес. Галлифреец попробовал снежинку на вкус. Милота, очень маленькое количество примесей и газов из-за загрязнения атмосферы. Ну разве не прелесть.
- Восемнадцатый век, семнадцатое января тысяча семьсот восемьдесят девятого года. Предположительно, Италия, не помню уже какой городок. И очевидно, что рядом есть театр или его аналог, где и выступает мой превосходный коллега по кактусологии, известный всему миру под кодовым именем Антонио Сальери. Или просто Антошка. И думаю, что мы очень с высокой вероятностью сможем встретиться с ним прямо сейчас, за кулисами, покуда не начался концерт. А начнётся он,- Повелитель Времени, до этого развернувшийся на каблуках к Кларе, картинно поднял руку с надетыми на неё часами, внимательно глядя на циферблат,- без понятия когда. Но разве не прелесть? Вперёд, навстречу приключениям в ещё чистом городе.- улыбнувшись, Подбородок заторопился к ближайшему крупному зданию, куда стекалась толпа. И там уже, рядом с ней, и дождался свою спутницу. Как раз вовремя - показалась карета, которая, судя по мажорности, могла принадлежать лишь одному кактусоведу. Когда же Док убедился, что не ошибся в своих взглядах на манеры иных зашифрованных кактусоведов, он немедленно рванул сквозь полицейских, держась одной рукой за Клару, другой за психо-бумагу, которой тыкал в лица всем стражам правопорядка, а вымышленной третьей придерживая свою бабочку. Дверца кареты распахнулась, и угадайте кто весело хлопнул по спине композитора?
- Сальери, бонамия! Что, я не то сказал? Сайонара? Бонаква? Нет, подожди. Мадам посижу! Тьфу, не могу вспомнить. Хотя стоп, тебе же идёт всё как перевод на твой родной язык! О, да, кстати. Клара Освальд - Антонио Сальери. Антонио - Клара. Нет, он не из той забавной рок-оперы, пускай и похож. Да, я знаю, что похож, но не надо только пищать от радости! Не буди лихо, пока оно тихо!- заметив реакцию, или же надумав её, изрёк незамедлительно и авторитетно странник во времени, Приход Бури, отступая на шаг назад и позволяя старому знакомцу сделать хоть небольшую передышку. В конце концов, они не общались весьма долго, так что мало ли, мог и забыть наш добрый композитор, каково это - общаться с Доктором!

+3

3

Делать было нечего, дело было... непонятно когда. Самое время приготовить суфле. Идеальное время. Может быть на этот раз оно подгорит хотя бы чуть-чуть поменьше, чем в каждый предыдущий. Нельзя же сжигать несчастное суфле вечно. Однажды этот эксперимент должен закончиться успешно. И сегодня Клара была полна решительности попытаться снова. Уверенности в успехе - не особенно, но суфле - это ведь не суфле, это рецепт. А по рецепту действовать она определенно будет.
- Молоко? Есть. Яйца? Есть. Шоколад? Есть, - бормотала девушка себе под нос, проверяя наличие ингридиентов. Вот только зачем их проверять? Это же Тардис. Здесь всегда есть все необходимое. Главное только чтобы Тардис не вздумала снова подшутить над Кларой, как она любит порой делать. Нет, ну правда. Освальд и так-то не больно хороша в готовке. Ей не нужна помощь, чтобы портить продукты. Сама справится.
Сделав все необходимые приготовления, девушка отправила формочки с предполагаемым будущим суфле в духовку и принялась ходить туда-сюда по периметру помещения. Вроде как, учитывая весь ее предыдущий опыт, надо бы следить за приготовлением и не позволять себе отвлекаться, но сидеть на одном месте слишком скучно. Или нет. Или да. В общем, Клары хватило на минут эдак десять, после чего она решила, что не забудет о времени(сколько можно-то) и отправилась к себе в комнату. Начала листать книгу. Задремала. Очнулась от не очень приятного запаха и тут же вскочила с кровати.
- Суфле! - Освальд тут же кинулась спасать свое шоколадное "произведение искусства", но было уже слишком поздно. Оно оказалось слишком черным и слишком непохожим на нечто съедобное. Как говорится, мы его потеряли, но сделали все, что смогли. Тяжело вздохнув, Клара в очередной раз отправила свое горелое суфле в мусор и подумала... нет, не о том, что надо прекращать пытаться. О том, что в следующий раз нужно не позволять себе никуда уходить. Следить до последнего. Быть здесь. Но это потом. Сейчас находиться наедине с этим "прекрасным" запахом было уже невозможно. К тому же, Клара услышала такой шум, который мог создать только Доктор, а с ним сейчас явно будет веселее, чем с горелым суфле.
Сейчас. Всегда.
Доктора девушка застала в крайне странной позе, но для него это вполне нормально. Клара привыкла. Но, несмотря на это, подобные его чудачества по-прежнему вызывали у нее улыбку. Настоящий момент исключением не стал. Но в скором времени легкая усмешка сменилась воодушевленным выражением лица. Приключения. Как же она любила все эти приключения. Когда они с Доктором делали что-то важное для всего мира, когда он показывал ей такое, что и во сне увидеть маловероятно. Каждый день что-то новое и что-то невероятно увлекательное. И теперь вот - прошлое. Они уже были в прошлом, но встретиться с известной творческой личностью? На самом деле? Не посмотреть фильм о нем, не сходить на рок-оперу, не прочитать книгу, а увидеть. Своими глазами. Что может сравниться с этим? Разве что новости о каких-то там отношениях Сальери с кактусами. Таких подробностей о нем Клара не знала.
- Кактусы? Правда что ли? - только и успела спросить девушка перед тем, как крепко ухватиться за первое, что попалось под руку.
И вот это привычное громыхание Тардис, предвещающее что-то невероятно интересное. Да, теперь можно забыть о сгоревшем суфле. Сегодня Клару ждет нечто более увлекательное. Тем более, музыка играет, Тардис летит. Приятное ожидание. И, наконец, они приземлились. На этот раз даже на редкость спокойно приземлились. Освальд тут же отпустила поручень и выглянула из будки вслед за Доктором. Зима, снег, холод. Что ж, ее легкое платье явно не лучший вариант для прогулок в здешних местах. Девушка быстро исчезла в Тардис и уже через пару минут вернулась в темно синем викторианском платье и шляпке такого же цвета, как раз успев к вступительной речи Повелителя Времени. И опять он об этой кактусологии. Что же там не так с Сальери и кактусами? Клара уже собралась спросить снова, но не успела. Доктор уже отправился вперед, девушка тут же быстрыми шагами пошла за ним. Как же тяжело порой бывает за ним угнаться. Особенно если ты маленького роста и в платье. В таком бегать довольно проблематично. Но что поделать, должны же были как-то бегать женщины, которые всю жизнь проходили в такой одежде. Не успела Клара догнать Доктора, как они уже пробирались сквозь толпу к... Сальери? Сейчас она его увидит? Прямо сейчас, да? Да! Вот композитор уже выходит из кареты под радостные крики толпы, а они с Доктором встречают его как старые друзья. Ну ладно, это Доктор встречает Антонио как старый друг, Освальд же в свою очередь мысленно сравнивает его с актером из рок-оперы. Не то чтобы она сама была фанаткой, но дети, за которыми девушка присматривает, очень хотели сходить. Так и сама Клара посмотрела. И... похож. Очень даже похож! Хотя может и не совсем... девушка так увлеклась, что очнулась только когда Доктор стал представлять их друг другу.
- Очень приятно, - проговорила она и протянула руку Сальери. - Ваши произведения гениальны. Не терпится услышать их вживую.
По правде говоря, Клара толком и не знала, как надо вести себя с такими личностями. Никогда раньше не приходилось. Потому будет делать так, как и обычно - как получится. И все-таки девушку все еще слишком волновал вопрос кактусов. так волновал, что как только Антонио немного отвлекся, Клара тут же притянула Доктора, дабы тот немного наклонился и шепотом задала мучающий ее вопрос.
- Так что там у него с кактусами? - звучало нелепо. Так нелепо, что девушка не смогла сдержать легкого смешка, после которого попыталась вернуть серьезное выражение лица. Они же тут вроде как на концерт пришли. На светское мероприятие. Надо вести себя соответствующе. Хотя бы попытаться.

+2

4

Концерт? Да что это светское понимало в опере? В том либретто, по мотивам Шекспира написанным самим композитором? Концерт. Сальери презрительно кривил губы. Да, Вашество Иосиф таки спустился с небес на землю, где пребывал опущенный им незаслуженно придворный капельмейстер. Видит Бог, ему пришлось весьма трудно. Но успех был оценен по заслугам. Антонио до их пор помнит, как влетел в дом и крепко обнял своего возлюбленного, прошептав ему, то Иосиф хочет чтобы сам маэстро написал музыку к тому то придумал Штефани. Это стало моментом счастья. А сегодня опера должна была быть премьерой в театре, где Сальери гонял молодежь,  дабы не распускались. Где рядом был извечно-ехидный Орсини-Розенберг. Они оба наломали дров. Но искупление пришло.
  идя сейчас в своей карете, маэстро нервно теребил бабочку и фрак, но его руки накрыли руки Акселя. И итальянцу так нестерпимо захотелось прижать мужчину к мягкому дивану и целовать до скончания времен.
- Я волнуюсь, как все пройдет... У меня... Дурное предчувствие. - прошептал мужчина, сжмая руки любовника и глядя в пол, боясь поднять взгляд, и выдать свои сомнения. Но только было решимость вернулась, как повозка затормозила. Делать было нечего. Как бы ему не было волнительно, сейчас время проследить за тем, чтобы все было идеально. Он долго к этому шел. Прошлый год был прекрасен, ведь Антонио обрел свою постоянную музу и верного соратника. И сегодня он был намерен оправдать ожидания Акселя. Потому, вылезая из кареты, Сальери попытался улыбнуться всей той элите, что шумно поприветствовала его. И тут...
- Сальери, бонамия! - композитор побледнел, нервно оглянувшись на вышедшего следом Акселя. И даже забыл о присутствии Доктора: его спутник выглядел великолепно. Но созерцание было прервано настойчивым тарахтением:
- Сайонара? Бонаква? Нет, подожди. Мадам посижу! Тьфу, не могу вспомнить. Хотя стоп, тебе же идёт всё как перевод на твой родной язык! О, да, кстати. Клара Освальд - Антонио Сальери. Антонио - Клара. Нет, он не из той забавной рок-оперы, пускай и похож. Да, я знаю, что похож, но не надо только пищать от радости! Не буди лихо, пока оно тихо!
Сальери закатил глаза. Интересно, Доктор умел молчать? Что-то не похоже.
- Здравствуй, Доктор. Я не особо понял, что ты там бурчишь, так что прошу меня простить. - почтительно сделав полупоклон и коснувшись губами тыльной стороны ладони спутницы пришельца, он мягко улыбнулся: - Рад знакомству с вами, мисс. - он обернулся, когда увидел подходящего к нему Акселя, который недоуменно хмурился. - Разрешите предтавить, это Аксель, мой партнер и прежде всего моя судьба. Аксель, это Доктор и Клара, и не слушай болтовню этого лохматого про кактусы, это был занятный случай, но сейчас нет времени его обсуждать. Прошу меня простить, но я должен лично убедиться, что все готово. Мы можем поговорить во время антракта... - все же не сумел скрыть своего тревожного тона итальянец, покосившись на театр. Что-то его беспокоило. Откланявшись, он поспешил внутрь, роверяя готовность всех к наалу. И только пребольно стукнувшись плечом,  он остановился и недоуменно спросил, почувствовав необъяснимую волну ужаса: - Откуда здесь статуя ангела?...

+2

5

Год, целый год прошел с тех пор, как они были вместе, целый год счастья. И Аксель хотел, чтобы так продолжалось и дальше, чтобы они могли все так же быть вместе и, пока это было возможно, счастье Сальери было для него самым главным. Ас помнил до сих пор, каким радостным вернулся композитор, когда ему предложили работать над оперой, какая счастливая улыбка сияла тогда на его лице, лучник отдал бы все за то, чтобы его возлюбленный всегда оставался счастливым.
И вот сегодня был день премьеры. Антонио волновался и с самого утра бы на взводе, что бы Аксель не говорил, как бы не уверял, что все будет хорошо, композитор все равно сильно переживал. Но оно и не удивительно, если учесть, сколь важным было сегодняшнее событие для любимого человека. А раз оно было важным, то все должно было пройти идеально. Аксель не сомневался в мастерстве Сальери, он знал, что тот работает восхитительно, но кто знает, что могло произойти, а асу хотелось, чтобы этот день  запомнился его возлюбленному только хорошими моментами.
Именно поэтому, не смотря на то, что все уговоры не помогали, мужчина вновь и вновь старался хоть ненадолго успокоить Антонио, даже тогда, когда они ехали в карете к месту, где должно было состояться столь волнительное событие. Касаясь ладоней любимого, держа их в своих руках, глядя ему в глаза и говоря слова поддержки, ас старался показать Сальери, что он рядом, что он  поможет, что он всегда будет с ним. И надеялся, что это сможет хоть немного успокоить то волнение, что заполнило душу композитора.
А потом, когда они подъехали и пришло время отпускать Антонио и позволять ему выйти к публике, которая, как было слышно, с нетерпением его ждала, ас и сам начал волноваться, да и желание, чтобы все прошло хорошо только усилилось.
Выходя из кареты чуть позже, чем Сальери, ас заметил, что мужчина с кем-то разговаривает, а потом, когда его любимый композитор  обернулся к нему, ободряюще ему улыбнулся, подходя ближе и слыша часть слов незнакомца, говорившего крайне быстро и возбужденно. Это ещё кто? Я о нем, кажется, ничего не слышал от Антонио. Надо будет потом узнать. Пока Аксель думал об этом, его успели представит  парочке, а эту парочку ему. Кивнув в знак приветствия, лучник только пожал плечами на слова о кактусах, думая, что выяснение того, что было с этими кактусами сейчас не самое важное.
Куда больше аса волновала тревога в голосе композитора, это было не то волнение, что преследовало его с самого утра, а что-то иное. Проследив обеспокоенным взглядом за направлявшимся к зданию Антонио, Аксель последовал за ним, желая убедиться, что все будет в порядке и буквально на несколько секунд опоздал с предупреждением о том, что Сальери может врезаться в статую.
-Как ты? Сильно ударился?- спросил ас, подходя ближе, осматривая крайне невнимательного сейчас возлюбленного, осторожно касаясь ушибленного композитором плеча. - А её здесь раньше не было? - уточнил он, посмотрев на ту самую статую, которую так неудачно не заметил Сальери и которая столь сильно его удивила. С ней что-то было не так, это точно, видимо именно этот факт и взволновал Антонио. Только что? Может она просто была здесь не к месту или действительно только установлена? Но разве новая статуя причина для столь сильного волнения? А в том, что его любимый был очень взволнован появлением этого произведения искусства здесь ас совершенно не сомневался, это чувствовалось. Быть может он просто слишком переживает из-за оперы, поэтому и волнуется по пустякам? Надеюсь, что это действительно пустяк. Ну что плохого может быть в статуе ангела, кроме, конечно, неудачного её расположения.

+3

6

- О, это была занятная история! Видишь ли, некоторое время назад, ещё до встречи с тобой, я посетил мистера Сальери, и обнаружил у него на подоконнике кактус. Обыденно? Вот только тогда кактусов ещё не было в этой стране! В итоге мы выяснили, что это растение-мутант с планеты Скаро, а потом его пытались изнасиловать далеки. Фууу, даже омерзительно вспоминать. Но Амора была такой, что просто уруру,- сложив губы трубочкой, очень легко и весело изобразил этот самый звук, а также саму ситуацию, в которой он оказался, Доктор. Правда, когда он услышал странный ужас, а также не менее жуткие слова от Сальери, то резко прервал своё кудахтанье, изрядно нахмурившись,- Так, стоп? Твоя судьба? То есть вы?..- изобразил дырочку и гвоздик, опять издавая некие непонятные звуки. Просто диву даёшься иногда от его детской непосредственности! Не гвоздика, а Доктора. Ребёнок великовозрастный. Хотя, это ещё спорно-спорно! Кто из нас не хотел быть ребёнком? Только сам ребёнок, мечтающий быть взрослым! А потому не будем отвлекаться от веселья.
Встрепенувшись, Док проводил тяжёлым взглядом уходящего Сальери, а после и Акселя, так и не ответив на многие их реплики. Повелитель Времени просто стоял, ни на что не реагируя, даже на подёргивания Клары. Почему же он так делал? Краем уха, на грани восприятия, он слышал этот звук. Скрежет. Продирающий, заставляющий заныть зубы скрежет. Знакомый звук, который он уже однажды слышал, но находясь в о кружении целой армии. Армии врагов, поднимающихся из своих каменных могил. Если они здесь, то...Встрепенувшись, искатель приключений рванул сквозь толпу, таща за собой Клару. Вновь вернувшись к Тардис, Доктор щелчком пальцев раскрыл двери телефонной синей будки, ворвавшись прыжками внутрь. В стороны полетели весьма разнообразные детали: колесо велосипеда, антигравы, мотоцикл, ботинки на платформе, парик Элвиса и билеты на Арену Асгарда. О, Элвис был таким милахой, пока не рискнул посвятить себя суровой мужской любви. Да. Суровой мужской любви. Помешанные на яое японцы! О ужас, о ужас! Наконец, Повелитель Времени нашёл то, что он и искал. Диковинный девайс, похожий по аналогам на цилиндр, который Док на ремнях прикрутил к спине, а в руки взял подобие пылесоса. Хотя, это и был пылесос, судя по всему, вот только наконечник был толстым и круглым, с отверстием в центре и доброй дюжиной движущихся деталей. А ещё кругленькие красные кнопочки! Какая прелесть!
- Клара, извини, похоже, наш отдых сегодня отменяется. Итак, берём годовой запас фонариков, немного спичек и совсем малость - килограмм тротила. А нет, забудь про тротил, просто возьми побольше источников света! Нас ждут опасные и великие приключения.- чёрные очки, которые являлись, разумеется, солнцезащитными, галлифреец немедленно нацепил себе на нос, и в который уже раз рванул наружу. Дождавшись свою спутницу, он как можно быстрее прорвался сквозь толпу, идя следом за Сальери и Акселем, про себя стараясь уразуметь несколько вещей. Во-первых, почему Амора оставила бородатого урурука-композитора. Во-вторых, когда композитор успел записаться в геи. И, наконец, в-третьих, почему он почувствовал временные искажения только сейчас? Впрочем, Док сразу об этом позабыл, когда свернул в совсем другую сторону от Сальери, исчезнувшего где-то впереди. Док поднялся на второй этаж театра, вернулся по нему до того коридора, что проходил над входом, и, кивнув Кларе, чтобы она включила фонарик, стремительно зашагал вперёд. А фонарики были на ура, огромный диапазон охватывали. Оставалось лишь надеяться на то, что они смогут продержаться хотя бы пять минут, учитывая свойство некоторых тварей по вытягиванию энергии. Просто отвратительно.
Так вот, достигнув необходимой точки, Док вынул из кармана звуковую отвёртку, её изумрудным огоньком проведя по полу. Миг, и этот участок покрытия был преобразован в пустоту, а Повелитель Времени, пробормотав свой любимый клик, схватил одну из богато украшенных штор и спрыгнул вниз, бухнувшись прямо на пятую точку позади Акселя и Сальери, направив своё оружие на статую Плачущего Ангела.
- Голубки, пригнуться! Джеронимо!- прокричал Повелитель Времени, нажав на пуск. Сгусток высасывающей энергию субстанции вылетел из оружия Дока, крепко привязавшись к статуе, по инерции отбросив её прочь. Галлифреец не спускал глаз с существа, пока, наконец, этот сгусток не поглотил его полностью, размолов в труху. Только тогда мужчина позволил себе вздохнуть и подняться на ноги, круто повернувшись на носочках.- Итак, у нас здесь Плачущие Ангелы! Не думаю, что этот любитель ходить по театрам в одиночку. Возьму их на себя с Кларой. Аксель, Сальери - я думаю, вам стоит проводить концерт! В конце концов, это фиксированная точка во времени, и если Сальери не выступит, у вселенной произойдёт разрыв шаблона, который уже произошёл у меня, который произойдёт у Плачущих Ангелов. Вот только надеюсь, здесь их не слишком много бродит. Весело, интересно? Отлично!- дёрнув за штору, Док на автомате взвился под потолок, исчезнув в дыре и показав всем, что в его ботинках был особенный прыгучий механизм. Прыгуанистый! Нет, забудьте, просто прыгучий!- Клара, Плачущие Ангелы - краткий экскурс. Не смотри в глаза, но гляди на них не моргая, иначе они смогут двигаться и убьют нас. В полной темноте они особенно опасны! А насчёт концерта не беспокойся. Когда всё это закончится, заставлю Сальери лично спеть тебе. И возьму хор. И Акселя. И позову Асгард. Да, тогда повеселимся. А теперь вперёд, нас ждут великие дела!- тихо рассмеявшись и широко улыбнувшись девушке, галлифреец резко развернулся, встретившись с оскалившимся Плачущим Ангелом. Рефлекторный выстрел, Повелителя Времени с криком отбросило назад, как и ангела в сторону. Раздался противный вой. Покалеченная статуя исчезла, оставив после себя лужу веществ, из которых состояло. Не добили её, успела удрать, пока анти-ангельская пукалка её не уничтожила. Вот противный.
Однако, нападение был тем ещё. Со всех сторон раздался скрежет, похожий на смех. Плачущие Ангелы вышли на охоту!

+1

7

Что ж, значит гомосексуализм и правда существует уже очень давно, раз вскоре за самим композитором вышел мужчина, которого тот назвал своей судьбой. Что ж, Клара, конечно, научилась быть готовой ко всему, пока путешествовала с Доктором, но не удивляться вот таким раскладам она научилась скорее в своем же современном мире. Так что девушка не подала виду, что это было для нее довольно-таки неожиданно. Все же много подробностей можно выяснить, отправившись в прошлое. В том числе про инопланетные кактусы. Представив себе всю эту суматоху, Освальд невольно усмехнулась. Веселье, наверное, было то еще. Еще веселее губки трубочкой Доктора и гвоздик. Такое представление на глазах у толпы и одного из величайших композиторов.
А потом произошло нечто странное. Нечто еще более странное. Доктор замолчал. Не к добру это, точно не к добру. Обычно если он резко замолкает и не реагирует на внешние раздражители, это означает, что тут что-то не так. Что ж, если так, то, видимо, концерт отменяется. Спасение мира прямо по курсу? Для уверенности девушка пару раз дернула Доктора за рукав, но никакой реакции не поступило аж до того момента, как он потянул ее в Тардис. Сейчас лучше не задавать вопросов, так что Клара и не задавала. А вот парик, который вдруг прилетел ей под ноги, с радостью примерила. Хорошо хоть скинуть успела перед тем, как они, набрав фонариков двинулись обратно в город. Хотелось узнать, зачем так много фонариков. Кажется, девушка даже пыталась спросить об этом на обратном пути, но сейчас было не до этого. Она и так наверняка скоро все узнает. А сейчас, судя по выражению лица Доктора, опасность была совсем не шуточной. А что будет, если этот концерт не состоится? Освальд не была большим специалистом в том, какие события могут исчезнуть из истории, а какие нет, но догадаться, что этот концерт важен, могла.
По правде говоря, было даже немного страшно. Неизвестность имеет свойство пугать. Неизвестность и серьезность Доктора. Должно быть, враг очень страшен и силен. Но ничего, справлялись раньше, справятся и сейчас. Не дать же погибнуть мистеру Сальери. Да и страх свой показывать девушка тоже не собиралась. Напротив, она храбрилась, освещала путь фонариком и старалась казаться решительной и боевой. Как, впрочем, и всегда. Фонарик правда довольно быстро отключился и тут-то девушка поняла, зачем им нужен был такой запас. Значит враг приходит из темноты? Главное, чтобы он не был сейчас прямо за спиной. Только не там. Но нет, враг, само собой нацелился не на них двоих. Конечно же, целью стал композитор. Увидев статую, Клара невольно застыла на месте, но быстро оправилась. Тем более что с этой Доктор справился довольно быстро.
- И если мы будем смотреть на них и защищаться этой штукой, - девушка кивнула на устройство в руках повелителя времени, которому названия она дать не могла, - то мы в безопаности, да? - сейчас Клара даже не знала, хочет ли знать правду или просто услышать "да, в безопасности". Хотя о чем речь, она все равно не поверит. Понятно, что Ангелы крайне опасны. И хорошо, если он здесь всего один.
Не моргай, не моргай, не моргай, - твердила про себя девушка, когда ангел снова появился. И к счастью, появился он снова ненадолго. Хорошо, когда против таких монстров есть оружие. С ними явно не получилось бы справиться путем мирных переговоров.
- Сколько их здесь? Много? - должно быть, много, как догадывалась девушка. - И они могут появиться где угодно? Или нам нужно просто стоять здесь и отстреливать их по одному? - перед тем, как вступать в бой, нужно ведь как можно больше узнать о враге, не так ли? Именно этим сейчас Освальд и занималась. А еще негодовала, что ее единственное оружие - это фонарики. Не внушает уверенности, не так ли? - А еще было бы неплохо, если бы я тоже могла стрелять, ну да ладно. Сегодня я девушка-фонарик, - быстро добавила она, уже поворачиваясь к выходу и освещая путь перед собой.
- Что будет, если Плачущие Ангелы доберутся до него? - Клара могла примерно представить себе, что все будет очень плохо. И будут последствия. Но хотела услышать это от Доктора, чтобы еще больше зарядиться смелостью и решительностью. В конце концов, страх сейчас будет абсолютно лишним. Не время. Не место.

+1

8

Доктор совершенно невыносим. Со всеми этими шуточками, он надеялся вывести композитора из себя? Не вышло. Слишком долго его дразнил мальчишка-Моцарт и у Сальери выработался иммунитет к троллям. Но сейчас было не до того. Эта чертова статуя ангела и мерцающий свет вселяли в Антонио первобытный ужас. Он цапнул Акселя за рукав, притягивая к себе и продолжил настороженно вглядываться в статую.
- Как ты? Сильно ударился?- спросил возлюбленный, подходя ближе, осматривая композитора и осторожно касаясь его плеча. - А её здесь раньше не было?
- В том и дело, что нет! Эта статуя опасна, я чувствую это. Не отходи от меня ни на шаг, - Антонио крепче сжал руку Аскеля, оглядываясь по сторонам и слыша тихий смех и скрежет. Зачем им всем я?? Разве я не заслужил твоего прощения, Господь? - Зло рыкнул про сея мужчина, пятясь и загораживая своего спутника от опасности. пусть его трогают, но Акселя он никому не отдаст! И тут началась суматоха. Где-то там наверху кричал Доктор и Сальери крикнул в ответ:
- Эй, ппришелец, ты нужен здесь!
И тут, словно по заказу перед ними возник один ангел, оскалившись. Сальери злобно сверлил взглядом статую и тихо зарычал:
- Я не тебя звал, уродливая обезянья морда! Убирайся! - руки капельмейстера крепко сжали своего возлюбленного, и итальянец поклялся, что если они выйдут из этой передряги живыми, он в следующий раз кое-что важное расскажет Акселю.
- Голубки, пригнуться! Джеронимо! - крикнул Доктор, плюхаясь неподалеку от них и атакуя статую. Когда та была разрушена, итальянец притянул к себе возлюбленного и внимательно осмотрел, цел ли он. Ели хоть один волосок слетел с его головы по вине этих гребаных ангелов, он взорвет театр к чертовой матери!
- Итак, у нас здесь Плачущие Ангелы! Не думаю, что этот любитель ходить по театрам в одиночку. Возьму их на себя с Кларой. Аксель, Сальери - я думаю, вам стоит проводить концерт! В конце концов, это фиксированная точка во времени, и если Сальери не выступит, у вселенной произойдёт разрыв шаблона, который уже произошёл у меня, который произойдёт у Плачущих Ангелов. Вот только надеюсь, здесь их не слишком много бродит. Весело, интересно? Отлично! - родолжал трещать Док, а Антонио только кивнул и проворчал:
- Это опера, пришелец. Опера! По мотивам пьесы Шескпира - Сон в летнюю ночь! И я долго готовился к ней. Если хоть одна тварь тронет моего возлюбленного, клянусь, я взорву этот театр, я придумаю как, ибо меня уже из себя выводят ваши инопланетные штучки! Кактусы, далеки, а теперь и чертовы ангелы! - капельмейстер зло обвел глазами место их пребывания и тут ... Леденящий душу холодок, пробежал по его спине, когда он почувствовал на своем локте чью-то цепкую хватку. Глаза Антонио расширились от ужаса. Он смотрел только на такого же потерянного и испуганного любовника, и взгляд итальянца выражал глубокую печаль и беззвучное "прости."
- Мне жаль, что все так вышло. Доктор, Клара, вы замечательные. Аксель... - голос Антонио дрогнул. - Случись все иначе... ты бы стал моим супругом до конца наших дней? А что тянуть? Я наверняка умру здесь. Я хочу знать ответ, прежде чем отправиться к Отцу.

+1

9

- В том и дело, что нет! Эта статуя опасна, я чувствую это. Не отходи от меня ни на шаг. Отходить от Сальери сейчас, когда он в таком состоянии? Нет, этого Аксель точно не собирался делать, только если вместе с самими композитором. Да, увести его из театра сейчас было бы самым разумным выходом, но разве послушает его Антонио, столько ожидающий от сегодняшней оперы? Нет, вряд ли, значит надо сделать так, чтобы его возлюбленный не пострадал. А это была ещё одна проблемная задачка, если учесть, что Сальери так и норовил защитить лучника, по-видимому, забыв о том, что асу опасность менее страшна.
Только вот напомнить об этом забывчивому возлюбленному у Акселя возможности не было, тот самый неизвестный Доктор, вместе со своей напарницей, развел крайне активную деятельность по решению ангельской проблемы. Хотя один плюс от этого неизвестного был, он смог уничтожить статую, которая появилась прямо перед ними с Сальери. Лучник собирался было поинтересоваться о том, что это за Плачущие Ангелы вообще такие и как с ними можно бороться не имея оружия, но этот самый Доктор уже закончил бормотать свой очередной монолог и скрылся из виду. Ну прекрасно, ни оружия, ни способов борьбы против этих статуй, ни даже этого слишком много и быстро болтающего Доктора. И как нам с ними справляться, убегать?
От раздумий над этим вопросом Акселя отвлекли слова, которые произносил Сальери и его голос. Ас понимал, что его возлюбленный может сорваться, оно было и понятно, но нужно было не допустить этого, успокоить его. Только вот когда он обернулся к Антонио, понял, что следовало внимательнее следить за ним, не выпускать его из виду ни на секунду. Лучник шокировано смотрел на статую, которая схватила Антонио за руку, даже не представляя, что может сейчас сделать. А после перевёл взгляд на Антонио, с сожалением глядя ему в глаза. Как я мог позволить им коснуться моего композитора...как я мог не уберечь его... А заданный Сальери вопрос чуть было совершенно не добил аса, но нужно было собраться и взять себя в руки. Он не мог позволить себе сейчас вот так сдаться, он не отпустит просто так Сальери, не позволит им отнять его.
- Конечно стал бы, и я стану им. Обещаю, когда мы разберёмся со всем, что здесь происходит, я стану твоим супругом и буду с тобой, навсегда,- уверенно ответил Аксель, глядя в глаза своему возлюбленному и крепко сжимая его ладонь в своей. Он не отпустит его, никогда, ни за что. И никакие Ангелы или кто либо ещё того не изменят. -Послушай меня, мы будем вместе, я буду с тобой, с тем, кого так сильно полюбил, кто стал самым важным человеком в моей жизни, - пообещал ас, ни на секунду не выпуская ладонь Сальери из своих рук, желая убедить его в том, во что сам сейчас верил. Ему только нужно было узнать, как можно разобраться с этими Плачущими Ангелами без того оружия, что было у Доктора. Аксель готов был сделать всё, что только нужно, чтобы спасти Антонио, он бы и жизнь без сомнения отдал, будь она кому-то нужна. Я сделаю всё, чтобы ты выжил, я не позволю им забрать тебя, не позволю, подумал лучник, смотря на того самого ангела, что схватил композитора.

+1

10

- Плачущие Ангелы - самые жестокие и совершенные убийцы, которых только могла придумать эволюция. Они убивают красиво, отправляя человека в прошлое лет на сто-восемьдесят. И тогда никто, даже я не смогу спасти его - такое временное возмущение собьёт приборы Тардис и ты окажешься взаперти, вдали от всех своих любимых. Примерно это и будет с Сальери и Акселем, а также нами, если до нас дотронутся. Но если Сальери вырежут из этого временного потока, наша вселенная взорвётся, погаснут все звёзды и исчезнет суфле. Вот такие вот апельсинки.- вздохнув привольно, Доктор поднял своё оружие, тихо негодуя на то, что одолжить две таких пушки он не догадался. Хотя он тут же одёрнул себя, вспомнив, что двух пушек не было, только одна, и то прототип, который пришлось ему самому дорабатывать в отсутствие Клары и внешних раздражителей. Беда-беда, одним словом. Надо было срочно что-то придумать. Какое-нибудь безумство. Агонию. Веселье и успех. Плачущие Ангелы - существа с квантовым замком. Чтобы накрыть их всех сразу, нужно нечто весьма мощное. Но что же это?
Уловив краем уха шебуршение, Доктор резво повернулся, уставившись прямо на одного из Ангелов, уже готового к атаке, с клыками и жуткой мордой, а также поднятыми руками. Просто ужас, мягко говоря. Такая жуткая, неистребимая тварь. Что же надо, чтобы убить их окончательно? Ладно ещё далеки или кибер-люди, их мы можем стерпеть, но такие убийцы - это просто отвратительно! Выстрел, ещё одна статуя сложилась как кусок масла под солнцем. Хотя как этот кусок масла мог сложиться, уму непостижимо. Болезненное ощущение в области ног заставило Доктора опустить взгляд и прислушаться, обострить все свои и без того острые чувства. Что-то происходило внизу. Но вот что? Усмехнувшись, Повелитель Времени прошествовал к краю своеобразного балкончика на втором этаже. Длинная штора - как раз то, что необходимо. Плавный разворот и широкая улыбка Кларе, протянутая ей рука в знакомом приглашающем жесте.
- Верь мне. Я же Доктор.- схватить свою спутницу одной рукой и перекинуть пушку поудобнее - вот и вся тактика. Доктор спрыгнул со второго этажа, на манер Тарзана скользя по длинной шторе прямо к Сальери и Акселю, уж таков был устроен этот глупый театр. Плавное приземление рядом с ними, перекат вперёд, достойный величайшего воина, и Доктор плюхнулся на зад прямо перед ангелом, что схватил Сальери.
- Привет. Я Доктор.- бабах! Снаряд снёс ангела в стену, оставив от него лишь крошки. Каменные крошки, не хлебные, хотя это задумка была бы просто крайне забавной! Так или иначе, но очередной его короткий план удался без всяких эксцессов. Правда, что делать? Охотиться на ангелов и довести Сальери до зала?- А теперь следуем за мной, я ещё хочу вылезти из торта на вашей свадьбе! Кстати, как-то я это сделал у Мерлин Монро, так она за мной уже сколько лет бегает. Какие формы, какая шкодящая девочка.- широко заулыбавшись и даже чмокнув губками несуществующий в этом отрезке времени носик Монро, галлифреец медленно пошёл вперёд, с силой таща за собой Сальери, который наверняка тащил Акселя. И, разумеется, рядом была Клара. Клара. Жаль, что она попала в этот кошмар. Необходимость срочно предпринять нечто безумное рвалась наружу. Так почему бы не дать этому шанс? Остановившись на одном из своеобразных перекрёстков, странник во времени с беспокойством огляделся по сторонам, а после аккуратно перевёл свою группу. Раздался жуткий рёв.
Оттолкнув от себя всю троицу, Повелитель Времени развернулся, встретив огнём жуткую тварь, очевидно, созданную Ангелами. Это был...каменный носорог без квантового замка?! От удара рогом, как и копытом, удалось увернуться - животное, получив снаряд разлагающей камень массы, откатилось в сторону. Но оно всё ещё было опасным. Доктор не медлил, сразу принимая деликатное решение. Мягко жужухнула пушечка,  из неё появились две дочерних, более мелких и не таких мощных пушек.
- Клара, доведи Сальери до концертного зала - пусть выступит любой ценой! Уходите, быстро, ну а мы с Монро вас прикроем. Верно, моя плохая девочка?- нежно погладив своё оружие, Доктор выстрелил ещё раз, но носорога это не остановило. Он побежал прямо на Доктора. Что ему ещё оставалось, кроме как бежать? Да не просто бежать, а отступать со скоростью ветра!
Вскоре фигура Повелителя Времени исчезла в темноте, как и носорог.

+2

11

Ну что ж, значит, если не состоится концерт, то случится нечто ужасное? Прекрасные перспективы. Иного и ожидать не следовало. Так же как ожидать не следует и того, что Ангелы вдруг ни с того ни с сего отступят. Нет, они попытаются добраться до него. Они попытаются. Мотивов этих существ девушка не понимала, но то, что они ни перед чем не остановятся было абсолютно ясно. Вот только не зря ведь она и Доктор здесь. Все получится, все будет в порядке, все будет... или не будет. Глаза Клары расширились от ужаса, когда она увидела каменную руку, схватившую Сальери.
- Спокойно. Просто... просто будем моргать по очереди. Тогда они ничего не сделают. Тогда все будет нормально, - говорить Освальд пыталась как можно более спокойно, но слишком сильна угроза, слишком велики могут быть потери. Наверняка, звучали слова не очень убедительно. А может влюбленные и вовсе из-за паники не слышали голос с балкона. Хотелось бы, чтобы слышали. Ну да ладно. Если Сальери и Аксель не услышат Клару, то Клара вместе с Доктором спустится к ним по занавеске. Ох уж эти резкие спуски. В такие момент девушка порой жалела, что так любит ходить в юбках. А сейчас жалела еще и о том, что эпоха предполагает длинные платья. Но это все не так важно. Главное, что они успели вовремя, и все живы. Пока что живы. Впрочем, до настоящего момента пушка работала на ура и отбивались они от Ангелов вполне неплохо, так что шансы на счастливый исход не так уж и малы. К тому же, как бы наивно это не было, но Доктору Клара действительно верила. Если он говорит, что все будет в порядке, значит так оно и будет. А даже если врет, то это хоть немного успокаивает. К тому же, парочка была такой милой, чтобы умирать прямо сейчас. Им нужно жить долго и счастливо, а не исчезнуть, позволив звездам погаснуть. И пиф-паф, ой-ой-ой, Доктор снова всех спасает.
- Я бы сейчас начала говорить, какие вы милые, но нам пора, - быстро проговорила девушка, кивая на коридор, ведущий к концертному залу. Концерт уже должен начинаться с минуту на минуту. Нельзя медлить. Нельзя позволить этому событию не состояться. Но, конечно же, все не могло решиться так просто. Конечно же, это был не последний Плачущий Ангел. И, безусловно, битва еще совсем не окончена. Нужно надеяться лишь на то, что это не только самое начало. Пусть будет хотя бы середина, ну пожалуйста.
Начало, конец, середина... а может и вовсе кульминация? От толчка Доктора Освальд отшатнулась в сторону вместе с остальными и хотела уже возмутиться, мол, мы тут на войне, а ты толкаешься, но увидела каменного зверя несущегося прямо на них и промолчала. Нужно было действовать быстро. Думать быстро. Бежать быстро, в конце-концов. Спасать Сальери и Акселя. Но Доктор... Ведь она не может оставить Доктора. Он не должен погибнуть вот так. Не здесь, не сейчас. На несколько секунд Клара застыла, глядя на повелителя времени своими большими растерянными глазами, но его слова вернули ее в реальность. Конечно, нужно в первую очередь отправить Сальери на сцену. Никаких сомнений. Никаких раздумий. Беги, Клара, беги. Еще один раз она взглянула на Доктора, надеясь, что не в последний, и, молча кивнула. Пора идти. Но никаких прощаний. Все будет нормально.
- За мной, - твердо скомандовала девушка и понеслась по коридору. Никакого оружия, никакого плана. Только уверенность в своей цели. Она должна как можно скорее довести до концертного зала Антонио и Акселя, а потом вернуться к Доктору. Чем быстрее доведет их, тем быстрее сможет вернуться. Все просто. И медлить девушка не собиралась.
- Я хотя бы правильно нас веду? - вдруг спросила она, сообразив, что все-таки это как минимум не ее эра. Она может и не знать устройство помещения. Движется интуитивно, а кто знает, какая у невозможной девушки интуиция? К счастью, даже если пара поворотов и были неверными, но общее направление оказалось правильным. В конце тоннеля виделся свет. В виде освещенной сцены. Там Ангелы не доберутся до композитора, там все будет в порядке.
- Еще немного. Давайте же! - цель уже была так близка. Оставалось еще совсем чуть-чуть... но как обычно и бывает в такие моменты, чуть-чуть очень даже считается. Плачущий Ангел преградил дорогу троице. Клара тут же затормозила и уставилась на статую.
- Не моргайте. Помните, что говорил Доктор? Не моргайте! - сама девушка тоже отчаянно пыталась не закрывать глаза. - Концерт. Он должен состояться во что бы то ни стало, - негромко проговорила она, понимая, что должна сказать дальше. Думать о себе сейчас было бы крайне эгоистично, учитывая, что на кону жизнь всего человечества. - Вы должны идти, - Освальд обращалась к Сальери. - Антонио, идите же. И пусть этот концерт будет лучшим в истории человечества! - девушка даже сумела улыбнуться, несмотря на страх перед тем, что же будет дальше. Ведь у них нет ничего. Ни пушки, ни света, так как запас фонарей иссяк. Ни Доктора.
- Ну что ж, нужно держаться столько, сколько получится, - пробормотала Клара, чувствуя, что глаза ее уже слезятся и заставлять их оставаться открытыми становится все сложнее.
- Доктор! - закричала девушка что есть мочи. - Доооооктооор! - только бы он услышал. Только бы успел вовремя. Только бы с ним все было в порядке.

+1

12

Страх смерти присутствует у человека всегда, независимо от ситуации. Всегда, что бы люди не делали. И у Сальери в том числе. Ангел наверняка хочет свернуть ему шею. Но... Как же невыносимо смотреть в полные боли глаза любимого и знать, что ты больше никогда его не увидишь.
- Конечно стал бы, и я стану им. Обещаю, когда мы разберёмся со всем, что здесь происходит, я стану твоим супругом и буду с тобой, навсегда, - уверенно ответил Аксель, глядя в глаза Антонио, хотя голос на секунду дрогнул - он тоже боится... и крепко сжимая его ладонь в своей. - Послушай меня, мы будем вместе, я буду с тобой, с тем, кого так сильно полюбил, кто стал самым важным человеком в моей жизни, - прошептал его Бог и тут раздался звук падающего тела, а следом ангела разнесло на куски. Сальери силился перевести дыхание, ибо так сильно стучало сердце - все пережитое еще долго будет являться ему в кошмарах. И вот, эта чудесная, храбрая девушка Клара, которой он тож обязан жизнью, ведет их к сцене, подбадривая, хотя наверняка и ей страшно.
Оставалось еще совсем немного, впереди уже мелькала сцена и слышались веселые голоса артистов, но как обычно сработал закон подлости. Плачущий Ангел преградил дорогу, хищно оскалившись. Сальери шумно выдохнул, чувствуя внезапную ответственность за девушку, которая не сводила глаз со статуи. Что ж, хоть кто-то на нее смотрит. Он не бросит девушку в беде. Благо тут был противовес, прямо над головой Клары. Антонио кивнул Акселю наверх, пользуясь тем, что они за спиной статуи. А сам негромко произнес, говоря загадками, дабы их защитница не пострадала.
- Мисс, никогда не сдавайтесь. Знаете, как оно бывает? Кажется, что все совсем плохо, но стоит сделать пару шагов назад, притормозить, оглянуться и поймете, что всегда и везде есть луч надежды.
Бабах! Бетонный противовес с грохотом раздробил статую, и, дал возможность Кларе успеть отскочить. Поманив девушку за собой, Сальери нацепил привычную маску ледяной непроницаемости и повел своих спутников к сцене. Актеры дружески хлопали композитора по спине, с другой стороны сцены к ним спешил напомаженный, при всем параде, Орсини-Розенберг.
- Сальери! Мон ами! Мы ждали вас! Все готово, мы можем начинать!
- Это граф Розенберг, подхалим и гадюка каких только свет видал. - тихо шепнул Антонио Кларе, и краем глаза заметил, что к ним спешит Доктор. Только бы не устроил цирк, а то с него станется. - Все готовы? Тогда, занимайте свои позиции и да начнется концерт! -  на последнем слове у Сальери даже послышалась легкая нотка веселья.
- А что такое Концерт? - прозвучал недоуменный вопрос Розенберга и занавес раздвинулся, грянула музыка, итальянец по обычаю поклонился и ушел за кулисы, не отход далеко от сцены, постоянно придерживаясь компании друзей.

Розенберг

http://static.diary.ru/userdir/3/0/8/9/3089556/77214541.jpg

Отредактировано Antonio Salieri (2014-02-03 10:16:44)

0


Вы здесь » Crossover: Amazing Adventures » Флэшбеки » 17.01 "Приобщиться к прекрасному"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC